Четверг, 22.04.2021, 06:39
Национальный музей Усть-Ордынского Бурятского округа Областное государственное бюджетное учреждение культуры
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Статистика
Форма входа
Яндекс.Погода





События, новости » 2020 » Декабрь » 2 » Артефакт Победы
17:53
Артефакт Победы

В выставке «Агууехэ Илалтада 75 жэл Великой Победе"(Великой Победе-75) особое место занимает макет пистолета-пулемета системы Шпагина.

7,62-мм пистолет-пулемёт образца 1941 года системы Шпагина (ППШ) — советский пистолет-пулемёт, разработанный в 1940 году конструктором Г. С. Шпагиным под патрон 7,62×25 мм ТТ и принятый на вооружение Красной Армии 21 декабря 1940 года. ППШ являлся основным пистолетом-пулемётом советских Вооружённых Сил в Великой Отечественной войне.

В 1940 году Наркомат вооружения дал запрос оружейникам на создание пистолета-пулемёта, части которого могли бы быть изготовлены при минимальной механической обработке, что практически означало необходимость применения штампованных деталей. К осени 1940 года на рассмотрение были представлены конструкции пистолетов-пулемётов Г. С. Шпагина и Б. Г. Шпитального.

Полигонные испытания и технологическая оценка предъявленных к рассмотрению образцов в конце ноября 1940 года показали, что при близких боевых качествах обоих проектов пистолет-пулемёт Шпагина был намного более технологичен в производстве. Для производства необходимых 87 деталей требовалось 5,6 станко-часов, в то же время производство необходимых 95 деталей ПП Б. Г. Шпитального требовало 25,3 станко-часов, то есть почти в пять раз больше.

Первый ППШ был изготовлен 26 августа 1940 года, в октябре 1940 года была изготовлена испытательная партия — 25 штук.

В конце ноября 1940 года, по результатам полигонных испытаний и технологической оценки предъявленных к рассмотрению образцов ППШ был рекомендован к принятию на вооружение.

Живучесть сконструированного Шпагиным образца была проверена 30 000 выстрелов, после чего пистолет-пулемет показал удовлетворительную кучность стрельбы и исправное состояние деталей. Надёжность автоматики проверялась стрельбой под углами возвышения и склонения в 85°, при искусственно запыленном механизме, при полном отсутствии смазки (все детали промывались керосином и насухо протирались ветошью), отстрелом без чистки оружия 5000 патронов. Всё это позволяет судить об исключительной надёжности и безотказности оружия наряду с высокими боевыми качествами.

21 декабря 1940 года пистолет-пулемёт системы Шпагина образца 1941 года был принят на вооружение Красной армии. До конца 1941 года было изготовлено более 90000 штук. За 1942 год фронт получил 1,5 миллиона пистолетов-пулемётов.

Ими снабжались целые роты и батальоны автоматчиков, появившиеся в составе Красной Армии к концу 1942 года[11]. К концу войны этим оружием было вооружено порядка 55 % бойцов Красной Армии, и оно стало неотъемлемой частью образа советского солдата военной поры.

ППШ был основным боевым оружием Баторова Иннкентия Николаевича, повторившего бессмертный подвиг Александра Матросова, ценой своей жизни обеспечивший наступление наших войск. 

 

И. Н. Баторов родился в 1922 г. в селе Курунтай Аларского района.

Кеше рано пришлось познать труд. Он был старшим в семье. Не было лощинки и рощи в ок­рестностях, которые не изла­зил бы мальчуган, перегоняя овец, коров, лошадей. Рос он задумчивым мальчиком. Одна­ко никто не скажет, что Кеша чуждался детских забав. Сверстники до сих пор помнят, с какой смелостью прыгал он в Унгу с крутых берегов, какие устраивал игры и шалости. По воспоминаниям его двоюродного брата Александра Хундановича и  Натаева Павла Лазаревича:

— Кеша был заводилой всех детских игр, а позднее в школе крестьянской молодежи — всех хороших начинаний. Певун, танцор, он пользовался большой любовью у сверстников. Поэто­му, как отличника учебы, ак­тивного комсомольца, школьники избрали его сначала председа­телем учкома, а затем секрета­рем комсомольской организа­ции. Особенно его любили ма­лыши. Он постоянно с ними возился, часто рассказывал сказ­ки, принимал участие в их не­затейливых играх. Привязан­ность к детям н определила его дальнейший путь. Очень он любил читать, любимым его героем был Павел Корчагин. Учился хорошо. В счастливое время рос пионер, затем комсомолец Кеша. Безмерно гордился ус­пехами родного колхоза «Крас­ный восход».

Окончив в Нукутах школу крестьянской молодежи, поехал в Улан-Удэ поступать в педучилище. Сильно уж хотелось ему стать учителем, воспитывать ребя­тишек.

Таким образом, Ке­ша очутился в городе. Это была важная поло­са в его жизни. Юноша жадно приглядывался ко всему, учился все­му и везде, где только можно было. Те, кто знал его в этот период, рассказывают, что несмотря на моло­дость, Кеша уже имел свои убеждения и яс­но видел свое будущее. Он хотел быть учите­лем. И, приехав в Улан-Удэ, поступил на работу в школу № 66.

Юношу отличала скромность. Он не по­ступал, очертя голову, и, прежде чем сказать слово, тщательно его обдумывал и взвеши­вал. Вместе с серьез­ностью в нем ужива­лись и веселость, и об­щительность. Одна­ко нельзя сказать, что он чем-то особым выделялся среди то­варищей. Так же ценил он острую шутку, любил потанце­вать, поухаживать за девушкой. Кеша был полон жизнью. И будущее рисовалось ему в са­мых радужных красках. И оно могло оправдать его ожидания...

В июне 1941 года грянула война. Ржавым дымом за­клубился запад, застонала зем­ля, и началась великая битва. Каждый честный человек рвал­ся в эти дни на фронт, чтобы грудью отстоять свою землю от гитлеровских полчищ. Через месяц после начала войны Ке­ша ушел в армию. В делах Улан-Удэнской школы № 66 до сих пор сохранился документ, где говорится. «Баторова Ин­нокентия Николаевича освобо­дить от работы с 26 июля 1941 г в связи с уходом в ряды РККА».

Служить ему пришлось в мотострелковом батальоне 205 танковой бригады За­байкальского военного округа. Он был в составе роты ПТР.  Его сослуживец ефрейтор Алек­сей Налепо вспоминает: «Ин­нокентий Баторов пришел в Красную Армию в 1941 году. Стал стрелком, а затем вторым номером в расчете противотан­кового ружья. В нашей роте Баторов служил больше двух лет. Был ротным агитатором, парторгом, редактировал красноармейскую газету». По воспоминаем другого сослуживца  Николая Борисовича Труфанова: «Я хорошо помню своего земляка. Невысокого роста, широкоплечий, с потемневшим от ветров и солнца лицом. Движения у него были спокойные неторопливые, глаза черные, с прищуром. Всегда подтянут, аккуратен, энергичен, весел, трудолюбив».

Бывший командир мото­стрелкового батальона Л. С. Халиков пишет так: «Прибыв в нашу часть, Баторов рев­ностно взялся за изучение военного дела. В короткий срок он овладел военной спе­циальностью и стал отменным автоматчиком. Разговорчивый, веселый, энергичный, он всег­да находился среди бойцов. Помню, когда до нас дошла весть о подвиге рядового Александра Матросова, Бато­ров говорил солдатам: «Мы должны жить и бороться так, чтобы все силы отдавать сво­ей Родине, своему народу. Когда же потребует обста­новка,. каждый из нас дол­жен быть готов победить вра­га, не жалея собственной жизни».

По воспоминаниям командира роты мотострелков-автоматчиков капитана Калмыкова Баторов сразу пришелся ему по душе с первых дней службы. Все у него, за что бы он ни взялся, выходило ловко, будто бы прослужил уже не год. Во всем чувствовалась особая хватка. Да и глаз у новичка оказался зоркий. Баторов выделился среди товарищей на стрельбах – положил в девятку и десятку все пули. Через год его как лучшего бойца принимали в партию. Когда Баторова спросили, как он понимает долг коммуниста, тот сразу ответил: «То есть во всем впереди!» И всегда строго соблюдал это правило – был впереди и на стрельбах, и на учениях, и в трудных походах. За ним тянулись товарищи, и Баторов вел их за собой, преодолевая трудности боевой учебы. Баторов нашел себе надежную опору и в лице комсомольских активистов, с их помощью умел доходить до каждого бойца. Но главное, чем завоевал Баторов авторитет у воинов, считал командир роты, – это личный пример во всех делах. Капитан Калмыков стал свидетелем такой сцены. Вокруг стола для чистки оружия собрались воины. В центре Баторов с автоматом в ру- ках. Глаза у него закрыты. По команде начинает вслепую разбирать и со- бирать автомат. Быстро и четко. Секундная стрелка не успела обойти круг циферблата, а детали автомата уже разложены на столе. Еще несколько секунд – и автомат собран. Послышался восторженный шум: – «Вот это виртуоз!» «Циркач, да и только!». Баторов оглядел десантников, сказал: – «Это нам не для цирка надо. Вы же знаете, бой может быть и ночью. А вдруг задержка какая – песок попал в магазин, патрон заклинило. Лампу будешь зажигать? Или ждать, пока солнышко взойдет?» Нет, что ни гово- ри, а помощник у него, командира роты, хороший. Авторитет у Баторова высокий. Не случайно коммунисты избрали его парторгом

Иннокентий стремился на фронт. Однако на все свои просьбы и требования он неизменно получал отказы. Однажды командир части написал на его рапорте такую резолюцию: «Сообщите тов. Баторову, что мы все стремимся на фронт. Но, если Родина приказала нам находиться в Забайкалье, значит так нужно»

Но, когда в 1943 год Кеша получил извещение о гибели отца, Николая Яковлевича, в боях под Москвой, то решительно заявил, что должен заменить его. Командир части, старый полковник, вызвал его к себе и долго беседовал с ним. В заключение он сказал: «за смерть отца отомстят его товарищи. А ты, сынок, поезжай в отпуск, утешь мать».

Выполняя свои союзнические обязательства, Совет­ское правительство объявило Японии войну. В ночь на 9 ав­густа 1945 года Забайкальский фронт начал наступление пе­редовыми отрядами на хингано-мукденском направлении. Наиболее сильное сопротивле­ние войска фронта встретили на своем левом фланге, где японцы, опираясь на реку Аргунь и укрепленные районы, пытались задержать наступле­ние частей 36-й армии.

В боевых порядках этой армии шла 205 -я отдельная танковая бригада, куда вхо­дил мотострелковый баталь­он, где служил Баторов. В канун начала боевых действий Иннокентий лежал  в госпитале, но узнав от свое­го двоюродного брата Александра, полк которого стоял рядом, о том, что вот-вот они пой­дут бить японца, Иннокентий сбе­жал из госпиталя и присое­динился к своей части. «Не могу я лежать, когда моя рота идет в бой. Я парторг роты, обязан быть вместе с бойцами, горячо говорил Иннокентий военврачу. Военврач о чем-то подумал, потом сказал: «Получайте обмундирование …» В ту же ночь Баторов догнал свою часть.

Сметая японские пограничные укрепления, 205 –я танковая бригада в числе других частей и соединений стремительно двинулась в глубь Маньчжурии. За пустынными и безводными просторами громоздились хребты Большого Хингана. Дорогу к ним преграждал Хайларский укрепительный район с шеститысячным гарнизоном отборных японских вояк генерала Намура. Враг оказывал яростное сопротивление. Хайларский укрепрайон состоял из толстых желе­зобетонных стен, сотен до­тов п дзотов, противотан­ковых рвов, минных по­лей и проволочных загра­ждений. изрезанных кру­гом траншеями. Местность вокруг гористая - сопки, высотки. Каждая сопка, каждая высотка -  систе­ма укреплений. Все это серьезно мешало успеш­ному продвижению вперед наземных войск.

Перед 205-й отдельной танковой бригадой, если конкретно, то перед батальоном Л.С.Халилова лежал один из узлов Хайларского укрепрайона.

Каждому подразделению определены свои задачи. Роте бронебойщиков приказано преодолеть два противотанковых рва, атаковать укрепления врага, подавить огневые точки и тем самым открыть дорогу наступающим частям.

Танки начали движение. Автоматчики бросились за ними, стараясь не отстать, находясь под прикрытием спасительной брони. Бежали так минуты две или три. Враг не открывал огня, и это Баторову показалось странным. Может, у него мелькнула мысль, все огневые точки подавлены? Направляющая тридцать четверка, которую вел сержант Тур, увеличила скорость. Вдруг – сильный взрыв, машина напоролась на минное поле. И тут же словно по сигналу, откуда-то сверху ударил пулемет. Автоматчики попадали в траву. – Сапера сюда! – послышался хриплый голос командира роты. Баторов посмотрел на изрытую взрывами высоту, и лицо его помрачнело. По склону горы ползли серые струйки порохового дыма, курилась неосевшая пыль. Просто удивительно, как после такой бомбежки, сильного артобстрела могла уцелеть огневая точка. Минут через пять к танку подполз сапер, доложил командиру роты: – Работать невозможно – не дает поднять головы. А идти вперед нельзя, там противотанковый ров. С левой стороны ухнула пушка. Снаряд разорвался у самого танка. Потом разорвался еще один. Мелкие камешки взлетели вверх, застучали градом по броне. Танки попятились, зашли в густые тальниковые заросли. Автоматчики тоже поспешили в укрытие. Японские пушки били с левой стороны, с горбатого отрога, что тянулся вдоль горного распадка. Танки попытались подавить их огонь, но из этого ничего не вышло. Пушки противника, дав несколько залпов, исчезали на некоторое время, потом снова появлялись и снова исчезали, будто проваливались сквозь землю. – Все ясно, – догадался командир роты. – Это кочующие орудия. Командир батальона майор Халилов поставил перед взводом автоматчиков лейтенанта Тарскова задачу напасть на японских артиллеристов с тыла и сбросить их с горного отрога. Но едва автоматчики выдвинулись вперед из кустарника, как на вершине горы застучал пулемет. Пришлось вернуться. Стало ясно – пока огневая точка не будет уничтожена, нельзя разминировать проходы, подойти к позициям вражеских орудий. После короткого огневого налета автоматчики рванулись к вершине, миновав каменную расщелину, проскользнули через плешину. И в это время заработал пулемет. Цепь залегла. Баторов вынырнул из-за камня, энергично взмахнул рукой, громко крикнул: – Вперед, товарищи! – Он перепрыгнул через рытвину, стремительно пробежал по ложбине, лавируя в низкорослом кустарнике. Пример парторга сыграл свою роль. Рота поднялась в атаку. – Ура- а-а! – прокатилось по горному склону. Но огонь стал плотнее. Пули свистели над головой, все чаще и чаще доставали то одного, то другого автоматчика. В это время поступила команда командира батальона отойти к кустарнику. – Отходи назад! – со злостью крикнул ротный. Спасаясь от смертоносного огня, бойцы начали отползать с высоты. Минут через десять атакующая цепь снова оказалась в густом кустарнике, откуда начинала атаку. Иннокентия Баторова среди отошедших не было. Во время атаки он бежал впереди всех, а когда пулеметчик открыл огонь, упал в воронку от снаряда и затаился там. Медленно текли минуты. Время от времени из дота строчил японский пулемет, как бы предупреждая, что он начеку. Баторов задумался, какой же выход найти из создавшейся ситуации. Отчетливо осознавал, что утром снова будет атака и вновь дот станет неодолимой преградой на пути роты. Надо во что бы то ни стало уничтожить его. Но как подобраться к нему. А что, если воспользоваться огневым налетом? В это время врагу трудно уследить, что происходит на поле боя. Тогда-то и можно броском одолеть простреливаемое пространство, подобраться вплотную к доту.

Баторов отдает приказ бойцу вернуться в расположение части и передать просьбу: «Пусть утром организуют сюда немного огонька…» 

На рассвете снова загрохотали орудия. Началась атака. Воины роты в считанные минуты достигли места, где захлестнулась вчерашняя атака. И тут снова заговорил вражеский пулемет. Цепь атакующих прижалась к земле. Поступил приказ бойцам выдвинуться вперед и поразить его.

Баторов добровольно взял на себя выполнение задачи. Дав знак бойцам по­дождать, пополз вверх, заби­рая влево, чтобы обойти дот. За ним полз, оберегая его, старшина Метелкин. А коман­дир расчета бил из противо­танкового ружья по амбразу­ре дота, прикрывая смельча­ков. Баторов ловко подбирался к доту, держа перед собой серый клубок перекати-поля, который полностью скрывал его. Японский пулеметчик вел огонь, не замечая грозящей ему опасности. А серый клубок подкатился к доту. В амбразуру полетели одна за другой гранаты. Два сильных взрыва потрясли утренний воздух.  Огневая точка замолчала

Опять рывок роты. И опять неожиданный огонь пулемета. Иннокентий снова обращает свой взор к этой возникшей опасности. Но Метелкин заметил, что солдат волочит ногу. «Неужели ранен, - с болью подумал он, - как бы его подменить ..». Но знака ему не подашь, не окликнешь. Баторов, не огляды­ваясь, полз по склону. Подобравшись еще ближе, снова метнул гранату. Но не сумел добросить до цели, сказалось, видимо, ра­нение, давала знать усталость. А пулемет все бил и бил. Огненная свинцовая струя не давала поднять головы, вы­бивала бойцов в цепи.

В душе Баторова закипела ярость, поднимался гнев к тем, кто, укрывшись за желе­зобетонной стеной, сеял смерть. Ненависть переполни­ла сердце, ненависть к фа­шизму, к убийцам его отца, миллионов советских людей, к тем, кто обездолил тысячи детей, сделав их сиротами. Звала к выполнению долга воинская присяга. Бойцы увидели, как под­нялся Баторов в полный рост и бросился к доту, к огне­дышащей амбразуре, закрыл ее своим телом. Стук пулемета прекратился, на миг воцари­лась тишина. Но тут же гря­нуло громкое русское «Ура!», и бойцы в едином броске поднялись на штурм высоты. Не в силах остановить ярост­ный порыв штурмующих, японцы выбросили белый флаг, заявляя о капитуляции.

205-я бригада неудержимо пошла вперед, преодолевая Хинганские кручи, держа на­правление на Цицикар. Имя Иннокентия Николаевича Баторова, парня из Унгинских степей, парторга мотострелко­вой роты, было у всех на ус­тах. Роты и батареи шли под девизом, родившимся мгновен­но: «Бить врага, как Баторов!», опрокидывая сопротивление злобного противника, круша его твердыни. В те дни диви­зионная газета писала: «Под­виг бурята Иннокентия Баторова стал для каждого из нас примером верности своему высокому долгу, клятве Ро­дине». В своем письме мате­ри героя, уже после окон­чания войны, бойцы благодари­ли ее за воспитание верного сына Родины, давали клятву безупречно выполнять свой во­инским долг.

В пятом томе «Истории Великой Отечественной войны 1941—1945 гг», изданном Министерством Обороны СССР в 1963 г. (стр. 563), рассказывается о его боевом подвиге.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 мая 1965 года, нака­нуне празднования 20- летия Победы над фашист­ской Германией, автомат­чик 205-й танковой бригады­ Баторов Ин­нокентий Николаевич был по­смертно награжден орде­ном «Отечественной вой­ны» 1 ст., который вру­чен матери героя А. М.Баторовой.

 

Просмотров: 45 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/1
Сегодня в музее
Поиск
Архив записей
Органы управления
  • Администрация Усть-Ордынского Бурятского округа Иркутской области
  • Министерство культуры и архивов Иркутской области
  • Правительство Иркутской области
  • Министерство культуры Российской Федерации
  • Иркутское Профобъединение
  • Наши партнеры
  • ОГБУК "Усть-Ордынский национальный Центр народного творчества>
  • ОГБУК "Государственный ансамбль песни и танца "Степные напевы">
  • ОГБУК "Усть-Ордынский национальный центр художественных народных промыслов">
  • ОГБУК "Национальная библиотека им.Хангалова"
  • ОГБУК "ККЗ Эрдэм"
  • МБУК"Краеведческий музей Аларского района"
  • ГБУ ДО "«Центр дополнительного образования детей»"
  • Мы в Контакте
  • Мы в Инстаграме
  • Сетевое издание "ОрдаИнфо