Суббота, 10.04.2021, 15:07
Национальный музей Усть-Ордынского Бурятского округа Областное государственное бюджетное учреждение культуры
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Статистика
Форма входа
Яндекс.Погода





События, новости » 2015 » Февраль » 2 » Год литературы. Солбонэ Туя
01:50
Год литературы. Солбонэ Туя

Петр Никифорович Дамбинов родился 2 февраля 1892 г. в улусе Заглик Балаганского уезда Иркутской губернии (ныне Боханский район Иркутской области), в семье бедного бурятского крестьянина.

Детство писателя было безрадостным и тяжелым. Восьми лет он лишился матери, а через год умер и отец. Нужда заставила маленького Петю, его семерых братьев и сестер рано познать тяжелый крестьянский труд. Некоторые из них вынуждены были батрачить у местных богачей. Однако, родственники и одноулусники не оставили сирот в беде. Они помогли Пете поступить в Идинское двухклассное училище и окончить его.

Вот как пишет он в своей автобиографии об этом периоде: «Родился в 1892 году 2 февраля в улусе Заглик, Боханского хошуна и аймака в семье бедного бурята-крестьянина, занимавшегося хлебопашеством. Условия жизни, при которых я рос и воспитывался были крайне неблагоприятны: с одной стороны, среда, которая давила своею косностью, темнотой и религиозным фанатизмом, доходящим до того, что заставляли меня дрожать и трепетать перед какой-нибудь шкуркой зверя или тряпкой с изображением какого-нибудь онгона или заяна (шаманского духа или бога), с другой — нужда в насущном хлебе, доводящая всю семью до полуголодного существования, и постоянная болезнь родителей, сопряженная с почти непосильными шаманскими камланиями (молебствие). 
Очень часто бывали случаи, когда по целым неделям, а иногда целый месяц вся семья питалась черным хлебом и чаем, о мясе, вообще об еде или ужине не приходилось тогда думать. 
Точно не помню, в каком году, но приблизительно мне было тогда лет шесть или семь,- среднего брата отдали в работники Боханскому купцу Михаилу Пирожкову и этот брат немного помог семье тем, что заработал одну лошадь в течение лета. Особенно тяжело было после смерти матери, которая умерла, когда мне было восемь лет и отца, который умер на другой же год после матери. С шести лет я начал работать в поле — боронить и жать. Пахать сохой начал с двенадцати лет и пахал и вообще выполнял всю черновую работу по сельскому хозяйству до поступления в Жердовское сельскохозяйственное училище». В 1907 г. П. Дамбинов поступил в Жердовское сельскохозяйственное училище. В годы учебы он, как и другие учащиеся,  установил связь со студенчеством Иркутска, знакомился с нелегальной литературой. Среди этой литературы было немало книг эсеровского, меньшевистского, анархического и иных толков, которые не могли не оказать влияния на души молодых людей. П. Н. Дамбинов в своей автобиографии вспоминает двухтомную "Историю русской общественной мысли" Иванова-Разумника, "Речи..." Кропоткина.

После окончания Жердовского училища его назначают учителем Отонхойского двухклассного училища в Эхирит-Булагате. Два года работы в этой школе (с 1913 по 1915 год) дали ему очень многое в обогащении знаний. Он со своими товарищами Т. Зандановым и А. Халмашкеевым организовал самообразовательный кружок под названием "Солбон" (Венера, отсюда и его псевдоним), в котором изучали историю общественных наук.

С 1915 года до Февральской революции П. Н. Дамбинов работал учителем Укырского инородческого двухклассного училища Боханского аймака Иркутской губернии. Как в Отонхое, так и в Укыре он принимал активное участие в общественной жизни улуса. Так, был избран председателем ревизионной комиссии Тальяно-Укырского кооператива, активно выступал против мобилизации бурят на тыловые работы. После Февральской революции он избирается членом и товарищем председателя Иркутского отдела Бурятского национального комитета, председателем Бурятского учительского союза и переезжает в г. Иркутск. После организации земства был избран членом Иркутской губернской земской управы.

В начале 1917 г. он вступает в партию эсеров, становится членом ее Иркутской организации. Этот выбор П. Н. Дамбинов в своей автобиографии 1927г. объяснил тем, что в то время партию эсеров он считал "самой революционной", предусматривающей "широкое национальное самоопределение вплоть до территориальной национальной автономии". П. Н. Дамбинов относится к числу тех представителей Бурятской интеллигенции, которые не сразу приняли Октябрьскую революцию. В годы иностранной интервенции и гражданской войны в Сибири  он прошел суровую школу жизни, которая привела в конечном счете, по его признанию, "безоговорочному признанию Советской власти с ее революционным отцом - Октябрем". После освобождения Прибайкалья от иностранных интервентов и белогвардейцев П. Н. Дамбинов был командирован Иркутским военно-революционным комитетом в г. Верхнеудинске для организации революционной власти в бурятских улусах. В 20-х годах П. Н. Дамбинов фактически порывает с эсерами и входит в правительство ДВР, как представитель Бурнарревкома. На съезде представителей бурят Забайкалья, состоявшемся в Верхнеудинске с 23 мая по 3 июня 1920 г., был создан Бурят-Монгольский народно-революционный комитет, председателем его был избран П.Н.Дамбинов. За короткое время работы председателем Бурнарревкома П.Н.Дамбинов провел целый ряд общедемократических и культурно-национальных мероприятий при помощи и поддержке со стороны правительства ДВР. Он занимался подготовкой материалов к организации Бурят-Монгольской автономной области Дальнего Востока,  приурочивая ее к предстоящему созыву Учредительного собрания ДВР. С декабря 1920 г. выходит газета "Голос бурят-монгола" - орган Бурнарревкома (ред. П. Н. Дамбинов), готовится база для издания на бурятском языке учебников, общественно-политической литературы и газеты.

С 12 октября 1921 г., по личной просьбе П. Н. Дамбинова его кандидатура в члены Президиума была снята. В октябре 1922 г. перед объявлением Советской власти на Дальнем Востоке П. Н. Дамбинов был выслан в Советскую Россию за формальную принадлежность к партии эсеров. С 1923 года по 1925 г. П. Н. Дамбинов жил в Москве, занимая различные должности в Представительстве республики при ВЦИК. Это время, проведенное в столице, были для него годами напряженной работы и учебы. Он много работает над повышением своего идейно-теоретического уровня и литературного мастерства. Изучает труды классиков марксизма-ленинизма, слушает лекции, доклады и выступления ведущих деятелей КПСС и Советского правительства.

5 апреля 1923 года в центральной "Правде" было опубликовано «Письмо в редакцию П. Н. Дамбинова», в котором он довольно подробно и самокритично объясняет мотивы своего ухода из партии эсеров и говорит о своей безоговорочной поддержке ленинской национальной политики КПСС и Советского правительства. Это был вполне логичный и естественный шаг поэта и гражданина, подсказанный всем ходом его внутренней эволюции. Находясь в Москве, Солбонэ Туя стал членом литературной группы Всероссийских писателей "Кузница", опубликовал стихотворения и заметки в газетах "Правда", "Известия", журналах "Красная новь", "Рабочий журнал" и "Крестьянка".

В конце 1924 г. П. Н. Дамбинов получает приглашение от правительства БурАССР приехать на родину и вплотную заниматься вопросами культурно-национального строительства. По приезде в Бурятию он возгласил театральное бюро, организованное в 1924 г. при Бурполитпросвете, а с 1925 г. переименованное в художественную секцию и переданное в ведение Бурятского ученого комитета (Буручком).

В 1927 г. было создано Бурятское отделение Сибирского союза писателей. 29 марта 1934 г. в Верхнеудинске был созван первый республиканский съезд бурятских писателей, на котором делегатами на первый Всесоюзный съезд писателей были избраны Солбонэ Туя, Санжи Ширабон и Елена Хоринская (Котлицкая). После съезда делегация бурятских писателей была принята А. М. Горьким. По специальному решению обкома и правительства Бурят-Монгольской республики 4 августа 1936 г. группа писателей в составе: Солбонэ Туя (руководитель), Х. Намсараева, Д. Дашинимаева и Б. Базарова отправилась в трехмесячную творческую командировку по городам, новостройкам, союзным и автономным республикам Советского Союза.

Характерная черта поэзии Солбонэ Туя второй половины двадцатых и тридцатых годов - страстное развенчание старого мира, мира патриархальной "цветостепи", воспетой им в молодости. Под влиянием критики он редактирует, переделывает многие свои ранние произведения. С середины двадцатых годов Солбонэ Туя стал писать на родном бурятском языке. Причем, он стал создавать произведения почти что во всех жанрах. В области прозы были отмечены его рассказ "Сэсэг" (1927),  детская повесть "Цырен" (1935).

В 1935 г. он приступил к написанию романа о сложных психологических переменах в сознании старшего поколения бурятской интеллигенции, о рождении новой. По словам современников, Солбонэ Туя в новом своем произведении использовал  немало автобиографического материала. Свой роман он посвящал двадцатилетию Октября и предполагал его завершить к октябрьским праздникам 1937 г. До настоящего времени рукопись романа не обнаружена.

В 1936 г. на сцене драмтеатра была поставлена крупная драма писателя "Оюун-Билик", посвященная Октябрю и гражданской войне в Восточной Сибири. В основу драмы положены действительные факты и события того периода. Главными героями выступают бурятские большевики и представители бедняков. Причем многие действующие лица имеют своих прототипов в жизни. Например, при создании образа главной героини Оюун-Билик использованы коммунистки М. М. Сахьяновой. В образе эсера улавливаются автобиографические моменты из жизни самого автора.

Таким образом, деятельность П. Н. Дамбинова на ниве культурного строительства была достаточно оживленной и совершенно правильна точка зрения о полной солидарности писателя с Советской властью в ее конечных гуманных целях строительства нового общества. В этот период имели место сложные внутренние поиски, утверждение и синтез новых взглядов, идей и идеалов, а также сопутствующие им ошибки и обретения. Однако всему этому в 1937 году был придан враждебный смысл, а имя крупного деятеля национальной культуры было подвергнуто поруганию и длительному забвению. 9 марта 1937 года на Дамбинова Петра Никифоровича была составлена короткая справка-объективка, как на бывшего эсера,  не признавшего Советской власти. Считалось, что эсеровскую деятельность П. Н, Дамбинов не оставил, так как допускал антисоветские высказывания. О характере этих высказываний ничего дополнительно не сообщалось. Самым  последним его прегрешением перед Советской властью считалась выпуск пьесы "Оюун-Билик", где, по мнению составителей справки, умалялись и выставлялись в плохом свете большевики, идеализировалась борьба эсеров.

18 марта 1937 года П. Н. Дамбинов был арестован в Улан-Удэ в своем доме по улице Бурятская, 20 кв. 6. При обыске были обнаружены и изъяты письма Я. Шведова, М. Бальбурова, А. Н. Александрова, различные блокноты Дамбинова, его письма о выходе из партии эсеров, различные общественно-политические журналы со статьями Л. Д. Троицкого и "троцкистов", а также "История ВКП(б)" под редакцией Зиновьева. После ареста дома осталась жена - Зинаида Павловна и сын Дориан.

13 октября 1938 года в г. Иркутске состоялось заседание выездной сессии Военной коллегии Верховного суда Союза ССР. Суд установил виновность П. Н. Дамбинова в совершении преступлений и приговорил его к высшей мере уголовного наказания - расстрелу с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества. Так оборвалась жизнь Солбонэ Туя, видного писателя, общественного деятеля, ученого подвижника бурятской культуры 20-30-х годов. 1 августа 1957 году П. Н. Дамбинов был посмертно реабилитирован. 

Моя совесть чиста (из «Цветостепь», 1922) 

…Я приехал сюда для работы, 
Чтоб народу родному служить 
Чтоб в минуты жестокой невзгоды 
Испытанье его разделить! 

Я считал своим долгом священным 
В трудный час за народ свой страдать… 
И ему, что во мне драгоценно, 
Я решил неизменно отдать 

Я в родимом улусе – Заглике 
Своих братьев оставил, сестер… 
И живы-ли они, иль убиты – 
Я не знаю, не знаю с тех пор! 

И по ним я скучаю, тоскую, 
Ноет сердце порою по ним; 
Но считаю в минуту такую 
Смело биться с врагом я лихим 
Моя совесть чиста пред народом, 
Я был честен всегда перед ним 

ДОЧЬ СТЕПЕЙ 
(БУРЯТКА) 
Вечно бедная и бледная 
Жалко брошена в неволе… 
Тьма злосчастно-беспросветная 
Давит, давит, ее волю… 
Старших в роде осуждения 
Молчаливая боится 
Не вступая в рассуждения, 
Всем готова покориться… 
За калым бурятка бедная 
Замуж молча выдается… 
И незрело – предрассветная 
С плачем мужу отдается… 
Тяжела ты, жизнь улусная, 
Жизнь сестры моей родимой! 
Хоть и светишь, безыскусная, 
Красотой неуловимой.
Был с народом в минуты невзгоды – 
До конца буду с ним, только с ним!

СЫН СТЕПЕЙ 

Да что мне город многошумный, 
Где только злобит злоба лжи? 
Где редко встретишь, простодушных. 
Простых и близких, для души! 
Коль упоенный я свободой, 
Живу степною широтой!? 
Коль дом в степи — сама природа 
С благоухающей травой?! 
Да что мне город многошумный, 
Его изысканный наряд? 
Во Мне степном и простодушном 
Одни порывы коль горят! 
Коль сын приволья и простора 
С его безбрежной широтой, 
Где без указа, без призора 
Живу одной лишь добротой. 
Пусть буду правнук Чингисхана 
С его воинственной душой, 
Пусть сын я грязного шамана — 
Горжусь своею простотой». 

ИЗ СТРУН ТОСКИ 

Опять тоскою такой знойной 
Душа нежданно вся налилась. 
Ах, как томительно и больно 
Змеею в сердце она впилась! 
Да что ей надо в моих глубинах, 
В глубинах юных Моей души? 
Какой боженок иль чертовщина 
Впустила в сердце мороз тоски!? 
Ах, как сжимает, сжимает сердце 
Тоска холодной и злой рукой? 
Какою лаской ему согреться? 
И где найдет оно покой? 
А впрочем, к черту все, что тоскливо — 
Позорно душу залить тоской! 
Мое ведь сердце полно порывов 
И бьется юных надежд струей. 
Пусть демон хмурый, пусть сын изгнанья 
В тоске морозной найдет свой мир! 
А мне не надо тоски терзанья, 
Во мне лишь — песни поющих лир! 

ИЗ СТРУН ЛЮБВИ 

Цветущая нега твоя беспримерна... 
Поверь, я тобою дышу! 
С тобою умчаться к звездам беспредельным 
Орлом поднебесным хочу! 
Как ласково нежны влюбленные очи, 
Как милы, сердечны они... 
Мне нет при тебе неолуненной ночи — 
Во мне при тебе лишь огни! 
И в ласках моих запылает твой образ, 
Порывом весенним маня. 
Улыбка твоя и чарующий голос 
Все манит любовью меня! 
Ты радость, ты ласку приносишь с собою... 
Тобою я только дышу. 
Приди же ко мне и побудь же со мною... 
И прямо скажи мне: «люблю».

В РОДИМОЙ СТЕПИ 
Здесь, вдали от шума, пыли, воплей, стона, 
В вечной неге простоты, 
Под синеющим узором небосклона 
Юрты юртятся в степи. 
Травы солнцу рады… Травы дышат майно. 
Улыбаются цветы. 
Простота степная увлечет бескрайно 
Красотою простоты! 
Здесь порою стоном стонет песнь шамана – 
Первобытные стихи… 
Бестелесным духам, божествам без стана 
Зашаманят степняки. 
На степи родимой в травах цветостепи 
Разыгрались табуны! 
Степи степят юрты. Юрты юртят степи. 
Неразрывные мои. 

 

Просмотров: 1335 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/1
Сегодня в музее
Поиск
Архив записей
Органы управления
  • Администрация Усть-Ордынского Бурятского округа Иркутской области
  • Министерство культуры и архивов Иркутской области
  • Правительство Иркутской области
  • Министерство культуры Российской Федерации
  • Иркутское Профобъединение
  • Наши партнеры
  • ОГБУК "Усть-Ордынский национальный Центр народного творчества>
  • ОГБУК "Государственный ансамбль песни и танца "Степные напевы">
  • ОГБУК "Усть-Ордынский национальный центр художественных народных промыслов">
  • ОГБУК "Национальная библиотека им.Хангалова"
  • ОГБУК "ККЗ Эрдэм"
  • МБУК"Краеведческий музей Аларского района"
  • ГБУ ДО "«Центр дополнительного образования детей»"
  • Мы в Контакте
  • Мы в Инстаграме
  • Сетевое издание "ОрдаИнфо